Семь вещей, которые нужны в путешествии по Кубе

На автостанции Ольгина

1) Разговорник (русско-испанский).

В общении поможет тут максимум язык жестов. Английский знают те, кто работает в гостиницах или продаёт сигары. Вдали от крупных городов даже «please» и «hello» не сработают.

2) Крем от загара с самой сильной степенью защиты.

Если условия позволяют - два раза в день после душа хороший слой средства на все открытые участки тела. Если условий нет - перед выходом на улицу наносить на кожу в любом состоянии.

3) Средство от насекомых.

Да, да и поверх крема от загара необходимо распылить репеллент. Тут важно строго следовать инструкции на баллончике. Только после того, как меня основательно «подъели», я стала ей следовать до последней буквы - помогло.

4)  Зонт.

От тропических ливней спасёт… немного. Голова останется почти сухой, за остальное не ручаюсь. А вот после полудня обязателен собственный тенёк. Иначе голова может и отвалиться. 

5)  Суперклей.

Дверные ручки, защёлки, щеколды, кнопки - всё это периодически отваливается или остается у вас в руках. На прощанье в своём номере я починила душ и кровать - на добрую память.

6)  Шариковые ручки и блокноты.

В одном из книжных магазинов Морона я увидела, как выглядит блокнот местного производства: обычные белые листочки, нарезанные квадратиками и скреплённые степлером. Не жадничайте, пара-тройка ручек  и маленьких блокнотов багаж не утяжелят, а для местных это в радость. 

7)  Кружка.

Collapse )

Шесть вещей, которые пригодятся в зимнем Париже

1) Оффлайн карта города

Интернет можно «поймать» рядом с любым кафе. Но если уж гулять долго, то без карты совсем не обойтись. Для меня это была самая полезная вещь. Хотя и бумажная карта вещь хорошая, но на электронной можно увидеть своё местоположение и сориентироваться гораздо быстрее.

2) Сумка для покупок

С ними ходят все парижские аборигены.  Можете молча улыбаться и кивать, не зная ни одной фразы по-французски, и вас не «раскусят», если вы вынете из дамской сумочки холщовую для покупок.

3) Зонт

Несмотря на календарную зиму, 1-го января в Париже шёл дождь, на улице +10. Час в очереди в музей позволил оценить наличие зонта зимой. Иногда на улице была просто морось, которую можно и без «оборудования» пережить. Но лучше крошечный зонт, чем простуда. Отсюда был полезен и следующий пункт.

4) Весенняя куртка

5) Билет в Лувр с тайм-слотом

Чтобы не терять время в очередях, запаслась билетами через Интернет. Но полезным сие действие было только для Лувра. Билет можно выбрать по времени и, даже опоздав на полчаса, вбежать в центральную пирамиду по специальному коридору, где вообще нет никого. В других музеях пришлось отстаивать минут 40 в очереди для тех, у кого уже есть билеты, или забирать билет в магазине - распечатанный не принимался.

6) Термос на пару чашек горячего чая для долгих прогулок по городу

Чудесный малиновый сорбет из супермаркета и французское телевиденье

Маленькая прихоть для любителей. В супермаркетах чайного разнообразия нет. Хороший - в чайных салонах. В обычных магазинах - подарочные коробочки или «солома» в пакетиках. С кофе таких проблем нет.

Без этого можно обойтись:

1. Разговорник.

Миф о том, что французы принципиально не говорят на английском - развенчан.

2. Ручка и блокнот.

3. Теплое домашнее платье.

Было опасение, что в номере будет холодно, даже при полностью «запущенной» батарее. А оказалось тепло и уютно.

4. Маска для сна и беруши.

Мой район - район  баров и кафе, однако это не мешало, даже при том, что окна выходили на улицу - плотные шторы и хорошие окна помогли.

А нужно было взять:

- Зарядник с правильным штекером

Первый сюрприз - железный штырь, торчащий из каждой розетки - заземление. «Наши» зарядки тоже подойдут, но только те, что поуже и входят в розетку горизонтально.

- Средство от клопов

Ну  вот, познакомилась с этой живностью. Долго думала, кто же это - маленький, круглый, зеленоватый? Каждый вечер уничтожала по паре штук на подступах к моей кровати. Запах от павших был точно таким же, как и от наших лесных.

- Обувь потеплее

Погода хоть и весенняя, но у земли совсем холодно. После целого дня прогулок по городу, стояния в музейных очередях хотелось теплых носков или ванну.

- Побольше аскорбинок

Мой небольшой запас для поддержи иммунитета ушёл за пару дней.  

В торговом центре у Лувра
Вид из номера


Деревенька

Машина, забуксовав, еще глубже провалилась в грязь. Сырые комки шлепнулись на лобовое стекло, припечатав дорожную пыль. Сергею пришлось выйти и к дому добираться по доскам, проложенным через бордово-серые лужи.
Дверь в сени была открыта, но он постучал. Из покосившейся избы вышла старуха в выцветшем халате, поправляя на голове платок.
– Антонина Антоновна? – удерживаясь на сырой доске, спросил гость.
– Да. А вы из города? Насчет дома? Мы вас вчера ждали. Сегодня дочь уехала, только утром будет.
– Я на работе проект сдавал, пришлось даже в офисе ночевать. У нас дедлайн, никак не мог раньше. Если можно я у вас останусь, второй раз приехать не смогу. Аврал в конторе.
– Можно и переночевать, проходите. – Хозяйка распахнула дверь, держась за косяк, и пропустила мужчину вперед. – Мы вчера кабанчика резали. Так вы осторожней, кастрюли не заденьте.
В сенях стоял тяжелый нутряной запах сырого мяса, как на рынке. На табуретах, в белых эмалированных посудинах, лежали бордовые куски с выпирающими костями, а за края тазов свисали сизые жилы.
К горлу Сергея покатил тяжелый ком, он перестал дышать и, стараясь не смотреть по сторонам, пошел вперед, в дом. Осторожно он перешагнул через высокий порог. Побеленный потолок комнаты золотило заходящее солнце. Оно расстелило листы света на клеенку стола, крашеный пол и ковер на стене.
Старуха, хромавшая вслед за ним, тяжело отдышалась и показала гостю на табурет у стола. А сама медленно достала из комода папку и, аккуратно развязав её, передала Сергею:
– Вот документы. Вы что ж решили в деревню насовсем переехать? А меня, наоборот, забирают. Дед мой умер в прошлом году. Совсем без него тошно. Буду с внуками в городе сидеть.
– Да, переезжаю, отдохнуть хочу. А тут воздух свежий, природа. Давно хотел в деревне пожить…
Он хотел сказать и о том, что недвижимость в городе дорожает, а в сельской местности наоборот, что землю здесь можно забрать подешевле... Но промолчал, боясь перебить цену.
В кармане пиджака завибрировал мобильный – пора пить таблетки. В последние полгода у Сергея начались неврозы. Он просыпался по ночам от невнятных, но страшных снов, а на совещаниях левый глаз предательски дергался перед началом отчета. Занятия йогой, ароматерапия, восточный массаж уже не помогали. Он достал телефон, прочитал название нужной таблетки и достал её из крохотной пластиковой коробочки.
– Болеете? – изумилась Атонина. – Молодой, вроде.
Она покосилась на мобильный:
– Жена-то здоровая?
– Я не женат.
Впервые Сергею стало неловко за картинку на телефоне. Заводить роман ему было некогда, да и не с кем. Видеть офисных фей после работы не хотелось, а вечера и выходные он предпочитал проводить в мужском клубе или за просмотром спортивного канала. Брюнетка на телефоне была для него вроде Фаты Морганы. Она стояла в море и смотрела с вызовом.
– Я к соседке пойду, за лото посижу. – Прервала молчание хозяйка. – Если хотите, тут в холодильнике молоко. Диван увезли уже, я постель тогда вам на полу разложу.
Антонина поднялась из-за стола. В соседней комнате, тяжело дыша, она расстелила матрас, скинула на него подушки и одеяло, подаренное ей ещё на свадьбу дедом. В горницу она вернулась, надев коричневое, нескладное пальто и галоши:
– Без меня ложитесь, свет сейчас отключат. А если по нужде надо, идите во двор. Собака начнет на вас брехать, не бойтесь: я её привязала.
Антонина вышла, дверь за ней хлопнула от ветра и яблоко лампочки, замигав, погасло.
Во дворе воздух был сиз от сумерек. На улице заскрипел колодец, гремя ведрами, прошли какие-то тени. Вечерний пастух гнал стадо по домам. И коровы, протяжно мыча, то тут, то там стучали тяжелыми копытами по деревянным мосткам перед домами. Сергей достал из холодильника запотевшую банку и налил в свой дорожный стакан жирного молока. Но, сделав первый глоток, не стал допивать – от густых сливок шел тот же нутряной дух, что и от мяса в сенях.
Гость вытер своими влажными салфетками лицо, руки и лег на растленный на полу матрас, завернулся от тянущего по полу сырого сквозняка в ватное одеяло. В доме остановились часы. От безмолвия стало страшно, и закружившаяся голова укатилась в сон. Сергей не слышал, как вернулась хозяйка. Проснулся он всё от той же глубокой тишины.
В комнате стало светло от полной, задержавшейся в окне луны.
– Тихо, как на кладбище, – подумал Сергей.
– Ба-а-абушка, – прохрипел кто-то за окном.
– Вот и вурдалак. – Без удивления подметил гость.
– Бабушка, – не унимался кровопивец, – подай чекушку. Горит всё.
Тяжелыми шагами Антонина подошла к окну.
– Семён. Ты? А кто ещё за прошлую денег не отдал?
– Бабушка, ну, вынеси, Христа ради. Душу тянет, – не отставал проситель.
Снова заскрипели половицы. За ними – буфет, окно и кровать старухи.
Мир замер. И, улучив момент, на Сергея теплым котом навалился сон. Проклятый четвертый сон Веры Павловны.

Сказка для романтиков

Когда закончился последний, шестой, день творения Бог выключил солнце, потянулся, а из складок его белых одежд выпала крупинка той самой глины, из которой и было всё создано. Сквозь курчавые отары облаков она падала и падала вниз, пока притаившийся за небесной дверью бесёнок не подхватил её у самых райских крон.
Долго лежала глина в яме под булыжником. И, сидя рядом, чёрт все жаловался, что нет у него ни своего сада, ни даже яблочка. А в одну из ночей из-под камня вылез колючий росток, и вскоре его серые стебли расползлись до самого заката.
Человек уже умел сеять хлеб и знал, что такое холод и огонь. Скучный чертополох совсем бы зачах, ведь рос он теперь только у дороги, но по ночам юркий бесёнок поливал его кукушкиными слезами. Да так славно , что вскоре махровые листья чертополошинки закрыли всю тропинку. «Вот так лопух! Все ноги исколол», – говорили прохожие и топтали крепкие стебли. Куст виновато вздыхал и кивал зеленой головой.
А время летело дальше, пока на земле не остался лишь один человек из многочисленных поколений. Из тех, что извели леса на длинновёсельные корабли, изрыли до песка горы, чтобы найти там цветные камни. Теперь лишь ветер гулял по полям, он вырвал и высушил хлебные колосья. Птицам негде было вить гнезда, а зверям прятаться от длинных стрел.
Лишь колючка всё вздыхала о своей чертополошьей судьбе, одна она давала на земле хоть какую-то тень. И когда буран начинал слепить глаза, человек прятался под её огромными листьями. Однажды ему вспомнилось, что давно старый дед рассказывал о том, кто живет почти возле солнца, гоняет там стада тучных облаков, а зимой сверху сыплет белым зерном.
Человек начал кого-то звать, он плакал, он кричал в небо, пока долгие тени не выросли в темноту…
…Человеку приснился белый старец с пушистой бородой. «Как ты жаден и глуп, – причитал старец. – Видно, зря была потрачена моя глина. Если хочешь жить на Земле, сделай прекрасным самое уродливое». Пушистый старец исчез.
И долгие дни ходил человек по пустырю, пока не наткнулся на чертополох.
«Дождь прекрасен и прохладен - дождь поливает хлеб, – думал странник. – Ветер приносит прохладу, из больших тяжелых камней, в которых так и скачут на солнце искры, делают жернова. А колючка…» И его взгляд упал на куст… Он зажмурился и представил над кустом яркий фиолетовый цветок. Он снова открыл глаза – над сладким венцом уже кружила пчела.
Старик на небе улыбался среди своих тучных облаков, и лишь бесёнок тихо плакал, что-де испортили ему любимый цветочек.

Русский Dance Macabre

Поднимись на древние руины и пройдись по ним;
Посмотри-ка на черепа простых и великих.
Какие из них принадлежали святым, а какие грешникам?

Шумерская клинописная табличка

– Зачем – зачем?.. Зачем – зачем – зачем?.. – бормотал я.

Венедикт Ерофеев «Москва – Петушки»

Интерес к потустороннему миру зарождается еще в эпоху мифов, его рудименты остаются в фольклоре. Преодоление горя отнесено к функциям плачей. Чем больше людей задействовано в обряде, тем показательнее связь со своим родом. Это своеобразная демонстрация того, что жизнь не прерывается с уходом одного человека. Переход души из одного состояния в другое сглаживается и тем, что в архаических похоронных традициях покойника «снабжают» всем необходимый для его работы и отдыха в загробной жизни. С точки зрения психологии, публичное оплакивание, причитание действуют на человека успокаивающе. Его переживания не остаются внутри, не разрушают, становясь скрытой деструктивной силой. Публичность похоронных страданий помогает перейти к принятию смерти близкого.
Другую сторону отношений к покойникам представляют сказки и страшные истории. Среди русских сказок можно назвать такие: «Жених-мертвец», «Муж-мертвец», «Покойная кумушка», «Горшечник», «Воржец», «Мертвый волшебник».
Действующие в них персонажи не имеют ярких портретных черт. Они – единое воплощение зла, беспричинного вредительства. Мертвецы обладают магической силой, которую используют, чтобы досаждать живым. Часто в сказках они приравниваются к колдунам. Но умершие могут и вернуть к жизни тех, кого они околдовали.

Collapse )

Монголия (ретро-пост): Улан-Батор (1 часть)

Три года спустя я решила поделиться своими воспоминаниями, ага. Ну потому что каждый раз все подробности не вспомню, буду отправлять слушателей сюда. Почти все фотографии здесь сделаны на телефон, а все красивости закачаны в фотогалерею: https://www.flickr.com/gp/132095231@N03/2G714R

Итак, как я дошла до жизни такой: ни сном, ни духом не собиралась тут путешествовать.
Просто мама захотела увидеть рассвет в Гоби. Поэтому наша первая и обязательная остановка - Улан-Батор.

Монгольские коллекционные марки.



Хлеб насущный
Монголия - рай для мясоедов. Хотя местная молодежь и предпочитает заведения западного образца с гамбургерами и картошкой фри. Всё же самое вкусное - это различные мясные обжарки. Хлеба мало, но его вполне заменит рис. Это здесь и пища, а если необходимо то и лекарство. С овощами хуже. В основном они привозные, из Китая.
В магазинах тоже отличный выбор «молочки» и мяса. Правда, не совсем обычного для нас. Например, сушеные мясные волокна.
Попробовала и одобрила: буузы (большие пельмени с рубленым мясом), хушуры (маленькие чебуреки) и местный йогрут - жирный, в большом стаканчике, к которому прилагается складная ложечка.
Collapse )

Монголия (ретро-пост): Сайн-шанд и Хархорин (2 часть)

Сайн-шанд

Место паломничества. Сюда можно доехать на поезде из Улан-Батора по ветке, идущей до Китая. Наши надежды соединиться с группой туристов и добраться до Белого Храма с ними испарились, когда мы вышли на перрон в 3 ночи. Не было никого. Наша соседка по купе, высунулась из вагона, что-то крикнула в темноту. На крик пришли местные таксисты, которые по-русски не говорили, ну а мы по-монгольски только «Здравствуйте» и «Спасибо». Вокзал закрыт. Нашим переводчиком неожиданно стал начальник станции, который вышел к поезду.
Такси (корейский микроавтобус), в песке делает удивительные крены. Тем не менее наш водитель нёсся по пустыне с удивительной скоростью, чудом не врезаясь в появляющихся из темноты верблюдов.
Collapse )

Люблю бумажные, год 2016

Итак, не будем тянуть никого ни за что. Сразу к делу. Как и обещала, открытки в этом году на пастельной бумаге. Бумага эта не терпит никакой воды и водной основы - клей ПВА скорежил пару заготовок, пришлось класть их под пресс. Не подвели глиттеры, скотч на пластиковой и тканевой основе. Для работы в технике "Пике" бралась акриловая эмаль: серебряная, золотая и лиловая перламутровая.
Для декорирования обратной стороны использовала водополимерный лак с блестками.
В основном рисунки выполнялись чёрным глиттером и дополнялись белой гелевой ручкой.



Люблю бумажные

Как-то в этом году все рано начали готовиться к НГ. Хоть ни погоды, ни снега... Может быть, из-за того, что лучше думать о праздниках, чем ... Уже расписание составляют: когда печенья делать, к кому в гости сходить.
Самая длинная история, связанная с зимними праздниками, для меня - подготовка и рассылка открыток. Раньше закупалась на почте и рассылала на два-три адреса. Когда адресов стало более 30, просто покупать готовые открытки стало скучно.
Поэтому  "ручками-ручками" делаю открыточки. Основное, конечно, это бумага - качественная, приятная на ощупь. С объемом и выступающими элементами надо проститься - особенности путешествия в почтовом вагоне. Поэтому основной упор - на разнообразие фактур и рисованные элементы. Отсюда необходимость ручек и маркеров-глиттеров. Для праздничного оформления берем серебряный и золотой, и обязательная цветовая гамма: красный, синий, изумрудный. Работать лучше всего в несколько этапов, чтобы не просто рисованная бумажка получилась. И ещё не помешают фигурные степлеры.
В прошлом году читала книгу про создание зентаглов, они и вдохновили на фон. Главный герой  - северный олень. Персонаж приятный во всех отношениях. Он был вторым этапом, сделала 30 оленей из бархатной бумаги.
Итак, работа по пунктам:
1) Фон - глянцевая белая и обычная цветная бумага, силовые линии из цветного скотча.
2) Персонаж - силуэт из бархатной бумаги. Разместила, ориентируясь на силовые линии.
3) Фон - от руки ручками-глиттерами.
4) Дополнительные декоративные элементы сделаны густыми глиттерами.
5) Обработка краев фигурным степлером.
и 6) Каллиграфически вывела поздравления.

А теперь результат!

  P.S.  В этом году буду искать вдохновения в пастельной бумаге и ёлочных игрушках.